February 16, 2016

Flashback: Элитная коррупция по-грузински

Элитная коррупция по-грузински 

Одним из главных достижений своего правления президент Грузии Михаил Саакашвили считает победу над коррупцией. В многочисленных выступлениях в СМИ президент Грузии не устает напоминать о разваливавшейся и насквозь прогнившей системе государственной власти, которая досталась ему после переворота в ноябре 2003 года (т.н. «революция роз»), и «блестящих реформах», превративших Грузию в «очень успешную страну» и «маяк демократии на Кавказе».
В одном из недавних телеинтервью он в очередной раз заявил: «Грузия – это страна, где есть верховенство закона. У нас преступность в пять раз меньше, чем в России. У нас нет коррупции. Не только в дорожной полиции, но и вообще нет».
Уменьшение бесчинств дорожной полиции, которая при прежнем президенте Эдуарде Шеварднадзе хозяйничала на дорогах Грузии, пожалуй, единственный пример борьбы с взяточничеством, который признают оппоненты нынешней власти и независимые наблюдатели. В доказательство «успешности» своей страны Саакашвили демонстрирует иностранным журналистам сверкающие огнями пятизвездочные гостиницы, развлекательные комплексы и фонтаны на набережной Батуми, куда президент отвозит нужных, по его мнению, представителей СМИ на личном самолете Boeing-787 стоимостью в 200 миллионов долларов.
Этот нарядный фасад, так же, как и прекращение неофициальных поборов дорожными полицейскими, - всего лишь маскировка другого формата коррумпированности грузинской власти – так называемой элитной коррупции. Суть ее, по информации грузинских источников, в максимальной монополизации в руках правящего клана всех значительных источников дохода и системе контроля бизнеса, без согласования с которой в Грузии невозможно вести любую коммерческую деятельность.
Причем такой контроль ведется с помощью новейших технических средств, в том числе видеонаблюдения за всеми учреждениями Грузии, связанными с денежным оборотом. В соответствии с приказом министра внутренних дел Вано Мерабишвили, во всех таких учреждениях в обязательном порядке устанавливаются (за счет владельца) «технические средства, обеспечивающие запись информации и создание ее электронной версии с сохранением качества изображения».
«Тотальное прослушивание телефонов, наблюдение, тайные записи – уже недостаточны... Саакашвили необходимо, чтобы везде, где водятся деньги, будь то аптеки, слот-клубы, были установлены минимум две видеокамеры…», - комментирует нововведение МВД грузинский еженедельник «Грузия и мир».
Издание цитирует британскую газету «Гардиан», которая в рейтинге мирных стран выделила Грузии 142-ю позицию, в одной десятке с Конго, Чадом, Пакистаном, Суданом, Афганистаном, Сомали и Ираком по следующим критериям: военные расходы, отношения с соседними странами, защита прав человека, условия для бизнеса, доступ к информации, уровень образования и коррупции...
«При этом, находясь с визитом в Америке, за несколько часов до того, как ему пожал руку Обама, наш полиглот (Саакашвили – ИА «Рес») на чистейшем английском уверял всех в том, что в рейтингах Грузия стоит после Исландии по надежности, а по борьбе с коррупцией и улучшению условий для бизнеса – она вообще на первом месте...» - пишет еженедельник.
Построенная Саакашвили система обеспечивает стабильное увеличение его личного (не декларируемого) состояния. По информации оппозиции, уже в 2008 оно составляло, по меньшей мере, два миллиарда долларов – примерно столько же, на тот период, составлял годовой бюджет Грузии. Президенту и его семье полностью или частично принадлежат многочисленные предприятия.
Ключевой фигурой, обеспечивающей работу этой системы, является уже упомянутый глава МВД Мерабишвили. В неофициальной грузинской иерархии он – второе лицо в государстве. Ему подконтрольны все силовые структуры, в том числе Министерство обороны, во главе которого стоит его протеже. Он же контролирует целые регионы Грузии, отданные ему во владение, как какому-нибудь крупному средневековому феодалу.
По информации газеты «Грузия и мир», «в "собственность" Мерабишвили входит регион Самцхе-Джавахети, который, на фоне проживающих там армян, подобен маленькой бомбе».
«Когда у Миши (Саакашвили – ИА «Рес») появляются трудности, именно в тот момент Вано задействует эту бомбу в Джавахети, и взоры населения всей Грузии переносятся на этот регион… Тот, кого должны назначить губернатором Самцхе-Джавахети, знает, что его пребывание на этом посту фиктивно, и регионом реально управляют члены семьи Мерабишвили», - говорится в опубликованном газетой исследовании «Кто чей человек в окружении Саакашвили».
В статье рассказывается о том, как Мерабишвили постепенно прибрал к рукам и другие регионы и ведомства Грузии, а также о третьем по влиятельности в стране человеке – мэре Тбилиси Гиги Угулава. Он контролирует столицу и, возможно, станет преемником президента, в то время как сам Саакашвили готовит себе пожизненную должность премьер-министра – соответствующие изменения в конституцию уже внесены.
«Гиги Угулава вполне можно объявить одним из крупнейших олигархов. В его деятельности, определенно, прослеживается цель лоббировать собственные компании, оформленные в офшорных зонах на родственников, и тем самым лишить людей возможности содержать семьи честным трудом», - так характеризует Угулава один из лидеров оппозиционной Консервативной партии Грузии Лаша Чхартишвили.
Элитарный характер грузинской коррупции подчеркивает одна из наиболее раскрученных лидеров грузинской оппозиции, бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе. «Коррупция стала абсолютно элитарной, но я бы не хотела, чтобы простые люди думали, что это их не касается. Когда в стране нельзя провести нормальный тендер, и нет бизнесмена, который не имеет ни одного контакта с властью, тогда и возникают подобные ситуации, как в Египте и Тунисе… Даже в докладе госдепа США записано, что в Грузии растет элитарная коррупция, которая достигает великих размеров», - заявила она в интервью украинскому Интернет-порталу «Корреспондент.net».
Что касается коррупции – и элитной и той, что была при Шеварднадзе – Бурджанадзе знает, о чем говорит.
Она, как и нынешний грузинский президент, пришла в политику и сделала неплохую карьеру именно при Шеварднадзе. В 2000 году Саакашвили занимал должность министра юстиции Грузии, а до этого пять лет был на первых ролях в партии власти – Союзе граждан Грузии. А Бурджанадзе с 2001 по 2008 годы была спикером парламента и даже пару месяцев исполняла обязанности президента.
И то, что Бурджанадзе сегодня в оппозиции, говорит не о разногласиях с Саакашвили в том, как надо строить демократическое общество и самодостаточную экономику, а ее непомерными, по мнению конкурентов (Мерабишвили и Угулава), аппетитами и претензиями на высокое место в неофициальной грузинской иерархии.
«В семье Бурджанадзе нет вещи, которая не была бы куплена на деньги, украденные из казны. Анзор Бурджанадзе, его дочь и зять соревновались в том, кто больше украдет из бюджета», - так говорит о Бурджаназде коллега по оппозиции Леван Бердзенишвили, о котором сама она отзывается не менее язвительно.
«Успешность» и «демократичность» Грузии – мифы, о которых любят поговорить действующие власти. С не меньшей любовью развенчиванием этих мифов занимается оппозиция. И для тех, и для других приоритетны власть и деньги. Страдает от этих игр, прежде всего, грузинский народ, которому вместо реальных благ и свобод подсовывают пустые обещания. От того, насколько быстро население этой страны осознает это и попытается исправить положение, зависит его благосостояние и права, а также отношение к Грузии как к состоявшемуся государству. А пока происходящие там процессы, как раковые метастазы, держат Грузию в состоянии агонии, а соседей заставляют держаться подальше.

Постоянный адрес статьи:

No comments:

Post a Comment